На главную

Биография    ::    Фильмы    ::    Статьи    ::    Фото    ::    Медиа    ::    Магазин






ЛЕГЕНДА УШЕДШЕГО ВЕКА


Автор статьи: Белла Езерская
Источник: "Чайка" #1(36) от 7.01.2005


      “Я знала, что принадлежу публике и миру не потому, что была талантлива и даже красива, но потому, что больше я никому никогда не принадлежала” - Мэрилин Монро

      Есть женщины, чье краткое пребывание на нашей грешной земле оставляет шлейф, подобный тому, какой оставляет за собой реактивный самолет. Он уже давно скрылся из виду, а шлейф все тянется по голубому небу, расползаясь и меняя очертания. Посмертная судьба Мэрилин Монро подобна такому шлейфу. На первый взгляд ничем не примечательная, кроме внешности, она для нескольких поколений стала больше, чем суперзвездой — секс-символом, богиней, Мадонной, Моной Лизой ХХ века. Ей поклонялись при жизни, и чего только посмертно не приписывали досужие журналисты! Что она была агентом ЦРУ, КГБ, и что убили ее потому, что она слишком много знала...

      О том, что сегодня, спустя 42 года после смерти, интерес к Мэрилин Монро не угасает, свидетельствует успех фото-выставки “Мэрилин Монро: “I Wanna Be Loved by You” во вновь отреставрированном Бруклинском музее. Посещение ее доставит огромное удовольствие, окрашенное легкой грустью.

      На выставке представлено 200 фотографий, сделанных 39-ю фотографами с 1945 года, когда Норме Джин Догерти (фамилия ее тогдашнего мужа) было 19 лет и по лето 1962 года, за несколько дней до ее загадочной смерти.

      Фотографии являются частью огромной коллекции супругов Константинер, которую Леон Константинер собирал долгие годы, очарованный красотой и обаянием Мэрилин. Он не придерживался никакой четкой системы, руководствуясь исключительно своим вкусом. По этой причине в его коллекции, наряду с известными снимками, оказались и такие, которые являются подлинными раритетами.

      Можно с уверенностью утверждать, что Мэрилин Монро была самой фотографируемой моделью в мире. После нее остались десятки, если не сотни тысяч фотографий, многие из которых еще даже не проявлены и не отпечатаны. Только один Бет Стерн сделал для журнала “Вог” в августе 1962 года две с половиной тысячи снимков! Из них на выставке представлено 52 фотографии под общим названием “The last Sitting” — “Последнй сеанс”.

      Это была многочасовая изматывающая работа, но Мэрилин относилась к ней со всей серьезностью. Кто бы мог подумать, глядя на нее — томную, полусонную, со счастливой улыбкой на пухлых губах, что она находилась в глубокой депрессии, и что через несколько дней она наложит на себя руки. Такую нагрузку трудно было вынести и психически здоровому человеку. Сессии проходили по утрам, в роскошном отеле Бел Арт. Стерн сам устанавливал свет, выбирал туалеты и аксессуары, подбирал музыку и подкреплял силы Монро шампанским “Периньоль”, которое она обожала. Мэрилин доверяла Бету и беспрекословно ему подчинялась...

      Черно-белым, тонированным циклом Бета Стерна “Последний сеанс” и открывается выставка. Стерн снимал Мэрилин, опутанную ожерельями из янтаря, жемчуга и бриллиантов. Снимал в полный рост и погрудно, спящую и бодрствующую, обнаженную и полуодетую. Его снимки — наиболее интимные, наименее “поставленные”. Мэрилин Стерна — чувственная женщина и невинный ребенок одновременно. Мэрилин оставляла за собой право отбраковывать не понравившиеся ей фотографии и широко этим правом пользовалась: на нескольких “ню” в натуральную величину красуются жирные красные кресты. Ей было уже 36 лет, но ее тело было совершенно. На животе справа отчетливо виден небольшой, но довольно грубый шрам, след хирургического скальпеля. Может быть поэтому, Мэрилин и забраковала эти фотографии?

      Стерн — не первый, кто снимал ее “ню”. Еще в 1949 году Том Келли сделал знаменитый снимок обнаженной Мэрилин на красном фоне для календаря... Мэрилин еще не обесцветила свои роскошные волосы цвета осеннего золота, и они водопадом разметались по красному бархату. В 1953 году этот снимок перепечатал “Плейбой” — впервые за историю журнала — на развороте. Мэрилин Монро легко и без угрызений совести переступала через существующие в то время морально-этические нормы: ей не на что было жить. Издатель заработал миллион, Мэрилин — 50 долларов. Она была очень довольна: уплатила рент и купила немного еды.

      Жизнь не баловала Норму Джин Бейкер — таково было настоящее имя Мэрилин Монро. Родилась она в Лос-Анджелесе в 1926 году. Отца она не знала, мать, работавшая киномонтажницей, больше времени проводила в психиатрических лечебницах, чем дома. С пяти лет Норма жила приемышем в разных семьях. Один из приемных “родителей “ ее изнасиловал, когда ей было 8 лет. Не выдержав нищеты и унижений, она в 16 лет выскочила замуж за рабочего паренька Джима Догерти, с которым, как вскоре выяснилось, ей было смертельно скучно. Когда в 1944 году Джим завербовался в дальнее плавание, Норма Джин пошла работать контролером на парашютном конвейере авиационного завода, где работал ее муж. Тут-то ее и подстерег его величество Случай.

      Не очень известен факт, что роль Рока в дальнейшей судьбе Нормы Джин Бейкер сыграл будущий президент Соединенных Штатов Рональд Рейган, в то время офицер американской армии. С целью поднять боевой дух воюющих солдат, он приказал фотографу Давиду Коноверу подыскать для газеты смазливое женское личико и снять его обладательницу в момент выполнения своего трудового долга. Не долго думая, Коновер отправился на авиазавод, где ему на глаза и попалась Норма Джин. Потрясенный ее красотой, он сказал, что за конвейером ей не место, что ей надо подыскать себе более подходящую работу: фотомодели или манекенщицы. Норма вняла его совету, и вскоре ее лицо начало появляться на обложках журналов и платных объявлений. Ее стали узнавать на улице. Тогда-то она перекрасилась в блондинку — ей сказали, что блондинкам легче найти работу в шоу-бизнесе.

      Она упорно занималась самообразованием: много читала, часами практиковалась перед зеркалом. И, наконец, ей удалось схватить за хвост жар-птицу удачи: киностудия XX Century Fox заключила с ней контракт на 6 лет. Исчезла Норма Джин Догерти и родилась Мэрилин Монро.

      С Андре де Дьеном Мэрилин Монро познакомилась еще в 1940-х. Он снимал ее в самом начале карьеры, когда ей было 19 лет. Каштановые волосы подвязаны лентой. Высокий лоб. Широко открытые на мир глаза. Носик, хоть и тяжеловатый, но прелестный. Пухлые губки. Очаровательная школьница. Они стали близки, но остались друзьями и потом, когда ее карьера резко взмыла вверх. Она приезжала в Нью-Йорк, они встретились, и поначалу он не узнал ее. Позже де Дьен вспоминал: “Я никогда не забуду этот миг, когда моя милая невинная Норма сошла с трапа. Она превратилась в очаровательную, элегантную юную даму. Ее глаза сверкали счастьем. Я почувствовал в эту минуту то, что чувствовала она: в ее жизни наступило чудесное время”.

      Чтоб понять, что значила в то время Мэрилин Монро для американских мужчин, нужно хотя бы ненадолго остановиться перед телеэкранами, на которых крутились ролики времен Корейской войны. На одном — высшие военные чины почтительно дарят ей автомобиль”. У меня еще никогда не было такой прекрасной машины” — говорит, улыбаясь, Мэрилин и нежно гладит капот. На другом она выступает перед солдатами в черном платьице на бретельках, а вокруг, сколько видит глаз, до самого горизонта — море мужских голов (видимо снимали с вертолета). Какой-то папарацци ползком пробирается к ней, его сурово отгоняют. Еще один, более поздний ролик: Мэрилин на 42-летии президента Кеннеди поет ему “Наррy Birthday to You”. На ней — ее знаменитое серебряное платье с открытой ниже пояса спиной. Поет она очень двусмысленно, с подтекстом. Это — публичное признание в любви. Наверное, Джон Кеннеди испытывал в тот момент неловкость и был рад, что Жаклин не пришла на торжество. Впрочем, их связь уже ни для кого не была секретом. Закончив, Мэрилин дурашливо дирижирует оркестром, а в это время четверо слуг вносят на носилках огромный именинный торт. В ответ Джон Кеннеди галантно благодарит поздравительницу: после такого поздравления, говорит он, ему только и остается уйти в отставку. Еще ролик: Мэрилин в Букингемском дворце на приеме у королевы Елизаветы склоняется в реверансе.

      Мэрилин Монро снимали лучшие фотографы мира: Анри Картье Брессон, Ив Арнольд, Ричард Аведон, Филипп Халсман, Вигги, Гари Виногранд, Роберт Франк, Мильтон Грин, Сэм Шоу, Берт Стерн — всех не перечислить. Она не любила моментальные, репортерские снимки: она всегда позировала и делала это с удовольствием. Каждый кадр был поставлен как маленький спектакль. Она любила флиртовать с камерой. Многие кадры потом перешли в ее фильмы. У нее были любимые фотографы, один из них, Сэм Шоу, познакомил ее с Артуром Миллером, который впоследствии стал ее третьим мужем. Она обожала Сэма. “На его фотографиях я всегда выгляжу красавицей”, — говорила она. Это не было ложной скромностью, просто она всегда трезво оценивала свои природные данные. При этом поражала ее работоспособность. “Мое единственное желание — делать наилучшим образом то, что я должна делать: от начала до конца”, — любила повторять Мэрилин.

      И все-таки фотографом удавалось — пусть не очень часто — схватить что-то, что Мэрилин хотела скрыть за обаятельной улыбкой ангела: ее заботу, ее печаль, ее неудовлетворенность. Ее “роман” с киностудией “ХХ век Фокс” (125 долларов в неделю) не сложился. Студия “Коламбия”, где она сыграла роль Пегги в “Хористках”, тоже не пожелала с ней работать, хотя отзывы прессы были благожелательными. Ей пришлось вернуться к работе фотомодели — именно тогда и был сделан знаменитый снимок “ню” на красном фоне.

      Фотография Бета Стерна из серии Last Sitting. Август 1962 г.

      “Чтобы стать американской мечтой, она должна была намечтать себя сама, — прозорливо заметил Стерн, — и я годами наблюдал, как она это делала”. На одной из его фотографий она в глухом черном парчевом платье сидит, задумавшись, подперев рукой щеку. На этой фотографии она очень похожа на Машу из “Трех сестер”. Следующий снимок сделан сзади. Платье там не просматривается. Но спина! Она могла бы принадлежать резцу Родена.

      Говоря строго, она не была красавицей. В ней не было ни холодной отточенности лика Греты Гарбо, ни идеальной пластической красоты Элизабет Тейлор. Ее нос был немножко картошкой, в ней не было аристократизма, это было личико хорошенькой простолюдинки, и если бы не усилия фотографов, парикмахеров, дизайнеров, в толпе мимо нее можно было бы пройти. Ей нужна была драгоценная оправа, только тогда она становилась Мэрилин Монро. Но в целом — она была совершенством, которое Бог сотворил, чтобы соблазнять мужчин. И только в этом качестве ее видели режиссеры. И в этом была ее трагедия, как актрисы.

      Парадокс заключался в том, что самая вожделенная женщина планеты была... фригидной. Вероятно, это было следствием ее искалеченного детства. Из-за этого разваливались все ее браки. Брак со знаменитым спортсменом Джо ди Маджио продолжался менее года, и большую часть супруги спали в разных спальнях. Ди Маджио любил ее всю жизнь, и один распоряжался ее похоронами, не допуская к гробу тех, кого считал виновными в ее смерти. Артур Миллер пленил ее своими пьесами. Человек, написавший “Смерть комивояжера” и “Цену”, не мог быть “плохим”. Миллер был очень умен, а Мэрилин всегда любила умных мужчин. Из-за него она приняла иудаизм, но это не спасло их брак, хотя и продлился от почти пять лет. Мэрилин всегда искала в муже не любовника, а отца, которого ей всю жизнь недоставало. Она, как ребенок, нуждалась в защите и покровительстве. Миллер-драматург и Миллер-муж — были разными людьми. Каждый из супругов жил своей собственной творческой и личной жизнью. Номинальное положение мужа первой красавицы страны и самой сексапильной женщины мира Миллера вполне устраивало, Мэрилин — нет. За разводом, который последовал в 1961 году, она попала в психиатрическую лечебницу.

      Миллер все же сделал ей прощальный подарок — сценарий фильма “Неприкаянные” о женщине, которая влюбляется в ковбоя. В этом фильме она впервые вышла за рамки навязанного ей амплуа хорошенькой кошечки. Миллер сказал позже: “Я сделал этот фильм в подарок ей и ушел из него — без нее”. Но этот подарок не принес ей радости. Она снималась с красавцем Кларком Гейблом — он был похож на ее отца, которого она знала по фотографии. Фильм снимался в Аризоне, Кларк не вынес тяжелых условий и умер через две недели после окончания съемок от инфаркта. Жена Кларка обвинила в смерти своего мужа Мэрилин Монро. А режиссер Джо Хьюстон с удовольствием снимал мустангов, и на Мэрилин не обращал никакого внимания.

      Она хотела сниматься в серьезных пьесах, она ощущала в себе темперамент драматической актрисы, а ей предлагали пустенькие мелодрамы и комедии. Она читала Достоевского и Чехова, брала уроки актерского мастерства у Михаила Чехова и Ли Страсберга — над ней иронизировали. Только великий Лоренс Оливье, с которым она снималась в фильме “Принц и хористка” признавал в ней большой драматический талант.

      Символом ее сексуальности стал кадр из фильма Билли Уайльдера “Зуд седьмого пота” — там, где она как бы нечаянно встала на вентиляционную решетку сабвея, и порыв ветра поднял ее юбку. Этому “экспромту” предшествовала большая подготовительная работа и целая серия снимков. Мэрилин заказала гофрированное платье из плотной ткани, чтобы оно не взлетало от малейшего дуновения. Эту сцену снимали разные фотографы под разными ракурсами; юбка взлетала то выше, то ниже, Мэрилин приседала, смеялась, запрокидывая голову и придерживая юбку руками. Самым удачным был признан снимок Гарри Виногранда, который и стал ее символом. Этот снимок разошелся в миллионах экземпляров.

      И все же, в жизни у нее были и светлые часы. За фильм 1953 года “Джентльмены предпочитают блондинок” она получила “Золотой Глобус”. В этом же году она снялась еще в двух фильмах: “Ниагара” и “Как выйти замуж за миллионера”, также получивших признание. А в 1958 году она снялась в фильме “Некоторые любят погорячее” (в русском прокате “В джазе только девушки”), который принес ей грандиозный международный успех и “титул” суперзвезды. Ее партнерами по фильму были Джек Леммон и Тони Кертис, которых она замучила требованиями бесконечных дублей. Она была “перфекционисткой” во всем, что касалось профессии. Когда ей досталась, наконец, серьезная драматическая роль (фильм Логана “Автобусная остановка”), она так долго и придирчиво перебирала партнеров, что в следующем фильме “Давай займемся любовью” никто из знаменитых актеров — ни Рок Хадсон, ни Грегори Пек, ни Кэри Грант — не захотели с ней работать. Выручил приехавший в Голливуд Ив Монтан. Она без памяти влюбилась в него, и была уверена, что отобьет его у некрасивой и постаревшей Симоны. Но просчиталась.

      Она была неудачницей в любви: мужчины отвергали ее, получив то, что им было нужно. Ее роман с Джоном Кеннеди начался еще до того, как он стал президентом. Но когда слухи об их связи просочились в ФБР, Джон резко порвал отношения. Мэрилин была вне себя. Она бесконечно звонила в Белый дом, писала умоляющие и угрожающие письма. Чтоб утихомирить ее Джон прислал к ней своего брата Роберта, министра юстиции. Мэрилин пила и находилась под действием наркотических препаратов, которые ей предписывали врачи. Киностудия “ХХ век Фокс” отстранила ее от съемок. Роберту эта связь тоже начинала мешать, и он начал отдаляться. Это стало последней точкой... В ночь с 4 на 5 августа она приняла смертельную дозу таблеток. Утро для нее не наступило. Официальная версия — самоубийство. Но есть и другие: убийство по политическим мотивам не исключается.

      Существует поверье, что с каждой фотографией жизнь человека укорачивается. Поэтому, мол, опасно много фотографироваться. Фотографиями Мэрилин и их многочисленными копиями можно, наверное, опоясать земной шар. Вся ее жизнь ушла в пленку, без остатка растворилась в этих фотографиях. Мэрилин панически боялась старости. Мир и не узнал ее постаревшей. Для него она осталась и останется молодой и прекрасной.

Назад

Design by: Anna Zubretsova | MARILYNCOLLECTION©2001-2007 


Реклама на сайте:

советники форекс скачать бесплатно ; доставка суши Воронеж ; детская фотосессия весной в москве сейчас создание сайтов Черноголовка|Рекомендуем всем холостякам знакомства для брака открылся новый портал с бесплатным порно видео